Deprecated: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead in /sites/megamozg.kz/bin/db.php on line 3

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /sites/megamozg.kz/index.php on line 183
Новейшая история Казахстана: казахская ССР - составная часть Советского союза

Новейшая история Казахстана: казахская ССР - составная часть Советского союза

Навигация по всем темам новейшей истории находится тут

В середине 1980-х годов Казахстан входил в состав СССР в качестве союзной республики - Казахская ССР.

Флаг Казахской ССР

Флаг Казахской ССР

Историческая справка

Казахская Советская Социалистическая Республика - республика, вхо­дившая в состав Союза ССР. Образована первоначально как Киргизская АССР в составе РСФСР 26 августа 1920 года со столицей в Оренбурге. В результате национально-государственного размежевания Средней Азии в 1924—1925 годах все казахские земли объединились. Тогда же Киргизская АССР была переименована в Казахскую АССР. В марте 1930 года от нее была отделена Каракалпакия, позже переданная в состав Узбекской ССР. 5 декабря 1936 года Казахской АССР был придан статус союзной рес­публики с названием Казахская Советская Социалистическая Республика. 10 декабря 1991 года название государства «Казахская Советская Социа­листическая Республика» было изменено на «Республика Казахстан». 16 декабря 1991 года Казахстан объявил о своей независимости. До установления символов Казахстана еще предстоит немалый путь.

 

Карта Казахской ССР

Для понимания событий позднесоветского периода (1985-1990 гг.) в Казахстане, приведших к возникновению независимого государства, необходимо рассмотреть иерархию управленческой (политической и экономической сфер) структуры Советского Союза. Это позволит понять сущность управленческого механизма, концепцию кризиса во взаимоот­ношениях между центром и республикой, что в свою очередь облегчает задачу изучения истории советского Казахстана, и раскрывает истоки становления республики в новых условиях.

В политической структуре СССР существовало 4 ветви власти: поли­тическая, административная, представительская и контрольная.

Административная ветвь была образована государственными орга­нами управления производством, распределением, потреблением, уче­том, обороной и безопасностью страны, а также правоприменяющими органами.

Представительская ветвь была образована Советами народных депу­татов и их органами управления.

Контрольная ветвь была сформирована государственными органами, в функцию которых входили законо- и нормоохранительная деятельность (прокуратура, народные суды, Государственный арбитраж, Комитет на­родного контроля, Госатомнадзор и аналогичные общегосударственные контрольные институты), а также структурными подразделениями ми­нистерств и ведомств, осуществляющими надзор за соблюдением норм и правил (санитарно-эпидемиологические станции Минздрава, охотин- спекции и др.).

Политическая ветвь - Коммунистическая партия Советского Союза, которая, согласно параграфу 6 Основного закона государства, была элементом общей структуры власти. Ветвь политического руководства

Историческая справка

Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС) - единственная политическая партия в Советском Союзе (СССР) в 1920-1991 гг. В б-й статье Конституции СССР 1977 года сказано, что «вооруженная марк­систско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет гене­ральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью со­ветского народа, придает планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма». После провала путча ГКЧП в августе 1991 года деятельность партии была приостановлена. Указом от 6 нояб­ря 1991 года деятельность КПСС была прекращена, ее организационная структура - распущена.

 

возглавлялась Генеральным секретарем Центрального Комитета КПСС, которому были подчинены секретарь ЦК - руководитель Секретариа­та ЦК, и секретари ЦК КПСС, курирующие отдельные сферы управле­ния. Существовало по меньшей мере два уровня иерархии секретарей. К первому уровню относились секретари - члены Политбюро, ко второ­му, секретари ЦК партий союзных республик и первые секретари обко­мов партии. Следующий уровень иерархии политического руководства составляли заведующие отделами ЦК КПСС, осуществляющие полити­ческое руководство пропагандой, наукой, образованием и просвещени­ем, культурой, строительством, машиностроением, административными органами и всеми другими сферами государственной жизни.

Административная ветвь возглавлялась Председателем Совета Ми­нистров СССР, и включала глав союзных министерств и ведомств, пред­седателей Госкомитетов Совета Министров СССР. Связи в администра­тивной ветви осуществлялись через коллегии, куда входили министры, первые заместители и заместители министров, начальники ведущих главков и управлений.

Представительскую ветвь власти возглавлял Председатель Прези­диума Верховного Совета СССР, которому были подчинены первый заместитель и заместители - представители всех союзных республик. Следующий уровень иерархии в этой ветви - председатели палат Со­вета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета СССР, кото­рые координировали деятельность председателей постоянных комиссий палат Верховного Совета. Члены постоянных комиссий представитель­ской ветви, выбирались из числа депутатов Верховного Совета. Высшие уровни исполняли решения, принятые высшим законодательным орга­ном представительской власти - сессией Верховного Совета СССР, ко­ординирующей деятельность административной и контрольной ветвей власти. Координирующими органами выступали заседания постоянных комиссий Верховного Совета, палат Верховного Совета и Президиума Верховного Совета СССР - рабочего органа представительской ветви.

Контрольная ветвь специфична тем, что в ней отсутствовал первый руководитель. На самом высшем уровне иерархии задано существование многих рядоположенных элементов, таких как Комитет народного кон­троля, Государственный арбитраж, Прокуратура СССР, Верховный суд СССР, специализированные государственные контрольные институты.

Политбюро ЦК КПСС было образовано высшими руководителями всех ветвей власти, кроме контрольной. Это отражало роль права и пра­воохранительных органов в функционировании системы управления об-

ществом. Координирующая роль Политбюро ЦК КПСС осуществлялась Пленумом ЦК КПСС, в работе которого принимали участие высшие руководители государства и партии, а также руководители республикан­ских и областных парторганизаций, деятели науки и культуры.

Высшим координирующим органом, осуществлявшим стратегическое управление, являлся съезд КПСС. В функции съезда входили выборы ЦК КПСС и определение основных направлений политического и экономи­ческого развития страны на большие промежутки времени - «пятилетки».

В представительских формах координирующие органы направляли деятельность только трех ветвей власти - административной, представи­тельской и контрольной. Президиум Верховного Совета СССР осущест­влял функции оперативной координации деятельности. Он принимал указы, другие нормативные акты, которые становились законами после утверждения сессией Верховного Совета СССР. В состав Президиума Верховного Совета СССР входили все высшие руководители ветвей власти, в том числе и контрольной. Сессия Верховного Совета СССР, согласно Конституции СССР, являлась высшим координирующим орга­ном власти в области право- и нормотворчества, а также в назначении на высшие должности в административной, представительской и конт­рольной ветвях. Сессии Верховного Совета СССР собирались два раза в год, обычно после пленумов ЦК КПСС.

Функционирование системы управления обществом определялось съездом КПСС, который задавал цели развития и средства их достиже­ния на пять лет.

Историческая справка

Союз Советских Социалистических Республик был создан 30 декабря 1922 года, занимал 1/6 часть обитаемой суши и был самой крупной по пло­щади страной мира. После Второй мировой войны СССР, наряду с США, был сверхдержавой. Советский Союз доминировал в мировой системе со­циализма, а также был постоянным членом Совета Безопасности ООН.

В 1989—1990 годах все республиканские Верховные Советы приняли декла­рации о государственном суверенитете, некоторые из них — декларации независимости. 17 марта 1991 года в 9-ти из 15-ти республик СССР был проведен Всесоюзный референдум о сохранении СССР, на котором две трети граждан высказались за сохранение обновленного союза. Но цент­ральным властям не удалось стабилизировать ситуацию. За неудавшимся государственным переворотом ГКЧП последовало официальное признание независимости прибалтийских республик. Официально СССР прекратил свое существование 26 декабря 1991 года.

Высшему уровню управления страной был субординирован уровень «Союзная республика». В нем сохранялись все отношения, государст­венного уровня. Иерархии административной, политической, предста­вительской и контрольной ветвей власти были устроены так же, как и на высшем уровне управления. Отличие касалось административной ветви, где существовали предприятия и организации, подчиняющиеся непос­редственно союзным министерствам и ведомствам. Управление такими организациями координировалось партийными органами республики.

Координационные отношения осуществлялись через коллегии ми­нистерств и ведомств, Советы Министров, коллегии бюро Советов Ми­нистров, Президиумы Верховных Советов республик, бюро партийных комитетов, пленумы и съезды партий.

В системе управления областью происходило дальнейшее ветвление административной, представительской и контрольной ветвей.

Административная ветвь на уровне области включала предприятия союз­ного и республиканского подчинения, которые не были связаны никакими координационными отношениями с местными органами власти. Влияние на их деятельность могли оказывать лишь органы политического управле­ния - обкомы КПСС. Предприятия и организации областного подчинения, вопреки своему названию, имели двойное подчинение: исполкомам мест­ных Советов депутатов трудящихся и республиканскому министерству.

На областном уровне представительская и административная ветви (разделенные на республиканском и союзном уровнях), образовывали в дополнение к четырем ветвям власти, специфичных для высших уров­ней управления, еще две: административно-контрольную и контрольно­исполнительскую.

Руководители предприятий непосредственно подчинялись замести­телям союзных и республиканских министерств. Первые заместители руководителей предприятий и организаций были подчинены руководи­телям предприятий.

Ветвь политического руководства на уровне области возглавлял пер­вый секретарь обкома партии, которому были подчинены секретари об­кома, заведующие отделами, их заместители и инструкторы.

Представительская ветвь возглавлялась председателем областного (краевого) исполкома, которому были подчинены первые заместители, заместители и начальники отделов и управлений.

В контрольной ветви власти областного блока можно выделить ор­ганизации союзного и республиканского подчинений, таких как проку­ратура, народный суд, народный контроль, Государственный арбитраж,

представленные вполне самостоятельными областными подразделе­ниями. Контрольный орган возглавлял первый руководитель (област­ной прокурор, председатель народного суда, государственный арбитр, председатель комитета народного контроля), которому были подчинены первые заместители и заместители.

Высшим координирующим органом управления являлся Совет на­родник депутатов, который на сессиях и заседаниях направлял деятель­ность административно-исполнительской, контрольно-исполнительской и собственно представительской ветвей. Однако у Совета народных де­путатов, как правило, не было возможности направлять деятельность руководителей предприятий и организаций и контрольных органов об­щесоюзного и республиканского подчинения.

Бюро обкома партии — единственный координирующий орган, ин­тегрировавший административную, представительскую и контрольную ветвь в единую систему управления областью. Политическая ветвь - единственная из всех, которая сохраняла прямые связи с высшими уров­нями управления. Это давало возможность политическим руководите­лям подчинять интересы предприятий и организаций союзного и рес­публиканского уровня интересам территорий.

Географически Казахская ССР была расположена на стыке Азии и Ев­ропы (между 55°-40° с.ш. и 45°-87° в.д.). Территория республики про­стиралась с запада на восток на 3000 км и с севера на юг на 1600 км. Казахская ССР граничила на западе, северо-западе и севере с РСФСР, на юге и юго-западе со среднеазиатскими союзными республиками - Туркменской ССР, Узбекской ССР и Киргизской ССР. На юго-востоке и востоке граница республики проходила по государственной границе между СССР и КНР. Общая протяженность границ Казахстана была свы­ше 15 тыс. км, из них более 3 тыс. км являлись водными (Каспийское и Аральское моря). По величине территории Казахская ССР занимала второе место после РСФСР среди республик Советского Союза. Площадь территории республики составляла 2 717 тыс. кв. км2, то есть 1/8 часть территории СССР.

Казахская ССР по республиканской Конституции 1978 года декла­рировалась как суверенное социалистическое государство рабочих, крестьян и интеллигенции, где провозглашалась новая историческая общность — советский народ. В 1980-х годах среди союзных республик по численности населения республика занимала четвертое место после РСФСР, Украинской ССР и Узбекской ССР. В 1986 году в республике

Географическая карта Казахской ССР

Географическая карта Казахской ССР

насчитывалось 16 млн человек, что составляло 5,7% населения СССР. Исторически сложилось, что Казахстан был многонациональной рес­публикой, где к концу XX века проживало более 100 этносов.

Конституция СССР 1977 года провозглашала политические права союзной республики. Республика подчинялись союзному центру. Поли­тический руководитель Казахстана (первый секретарь республиканской Коммунистической партии, при этом до многопартийности в Казахстане осталось несколько лет) в начале 80-х годах XX века стал входить в состав Политбюро ЦК КПСС, при этом фактически назначался на должность решением узкого круга руководства КПСС.

Развитие экономического комплекса СССР происходило в рамках административно-плановой системы, руководство осуществлялось цен­трализованными органами управления по вертикали «центр - республи­ка». Будучи по своему назначению региональной, казахстанская эконо­мика развивалась как составная часть единого хозяйственного комплек­са СССР и имела преимущественно сырьевую направленность.

Отличительной особенностью союзной экономики была непомерно усложненная структура и высокий уровень милитаризации. В Казах­стане действовали мощные заводы военно-промышленного комплекса (ВПК), продукция которых в общих экономических показателях, по оценкам экономистов, составляла по стоимости более 20% валового внутреннего продукта (ВВП). Подобная ориентация привела к тому, что казахстанский хозяйственный комплекс был разбит на три неравные час­ти. Первая из них была ориентирована на удовлетворение потребностей исключительно тяжелой промышленности страны. Вторая обслужива­ла интересы военно-промышленного комплекса СССР. И только третья была ориентирована на обеспечение республиканских нужд.

Наращивание экономического потенциала осуществлялось за счет вовлечения в народнохозяйственный оборот сырьевых и топливно-энер­гетических ресурсов. Постепенно производственный потенциал Казах­стана устаревал физически и морально, а для его модернизации требо­вались значительные субсидии, которые направлялись центром в добы­вающий сектор в ущерб наукоемким производствам. В первой половине 1980-х годов произошло падение эффективности экономики: произве­денный национальный доход республики снизился со 162% в 1966-1970 годах до 104% в 1981-1985 годах, а производительность общественного труда, соответственно, со 154 до 99%.

В политической жизни советского общества стали отчетливо прояв­ляться признаки кризиса советско-коммунистической системы. Сфера законодательной и представительной власти была формализована, рез­ко усилилась роль административно-партийной бюрократии, серьезный кризис поразил саму Коммунистическую партию. Высший эшелон власти раздирали скрытые от общественности интриги и борьба группировок.

Специфическими атрибутами советской политической системы, как определенной формы организации общества с соответствующим типом управления, являлись огосударствление всех сторон общественной жизни, Централизованная система управления над всеми сферами жизни, четко ор­ганизованная иерархическая структура вертикальной власти, доминирова­ние идеологических институтов над социокультурной и духовной сферой.

Общенародная (по терминологии того времени) социалистическая собственность, провозглашенная и закрепленная в Конституции СССР, детерминировала в четко очерченные общественные отношения в стра­не. Монополизация собственности в руках единственного субъекта - го­сударства, привела в конечном счете к ее тотальному отчуждению от самого человека. «Огосударствление» и отчуждение логически вели и к (Монополизации власти, якобы принадлежащей трудящимся, а по сущест­ву оказавшейся в руках партийно-государственной бюрократии - главно­го распорядителя всех видов собственности. Эти имманентные признаки советской политической системы находили реальное воплощение в об­щественной жизни республики. Рычаги власти находились в руках узкого круга партийно-государственного аппарата. Всепроникающий контроль сверху, отчуждение как рядовых граждан, так и рядовых членов КПСС от власти, с одной стороны, и в то же время, сбалансированность и удов­летворение интересов различных бюрократических элит с другой, сдела­ли политическую систему, установленную КПСС, весьма стабильной и уважаемой. Авторитет КПСС в 70-е и в 80-е годы среди населения был непререкаем. Прочность системы позволила правящей элите еще больше формализовать и упорядочить деятельность Коммунистической партии Советского Союза. В 6 статье Конституции, принятой в 1977 году, КПСС объявлялась «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных ор­ганизаций». Согласно Конституции, на Коммунистическую партию была возложена вся работа по определению внутренней и внешней политики СССР. Подобная норма была введена и в Конституцию Казахстана.

Проводившиеся партийные съезды по-прежнему, как и в сталинские времена, определяли не только внешнюю политику страны, но и утверж­дали парадигмы и направления внутренней социально-экономической политики. Таким образом, полный диктат КПСС над государственными институтами, включая законодательные, исполнительные и судебные

органы, получил юридическое оформление в тексте Основного Закона страны. Высшие партийные органы стали представлять не только инс­титуты власти, но и общественные организации, и даже интересы диф­ференцированных социальных и национальных групп. В свою очередь, концентрация власти в руках партийно-государственной номенклатуры усиливала централизованный и авторитарный характер советской поли­тической системы.

Общесоюзная модель в точной копии воспроизводилась и на поли­тической системе Казахстана, как составной части Советского Союза. К 1 января 1971 года Компартия Казахстана насчитывала в своих рядах 575439 коммунистов и кандидатов в члены КПСС, т.е. практически каж­дый тринадцатый взрослый житель республики идентифицировал свою принадлежность к единственной политической партии в стране. Прак­тически каждый съезд или Пленум, по традиции, сложившийся еще в период полуподпольной, дореволюционной работы КПСС, в качестве главной цели ставил задачу «усиления идейной закалки коммунистов, повышения их ответственности за проведение в жизнь политики и ре­шений партии, укрепление партийной дисциплины». Подобные требова­ния держали людей в строго регламентированных психоповеденческих рамках, не позволяя развиться инакомыслию и подавляя политическую свободу индивида. Они использовались как инструмент идейного вос­питания члена КПСС, включая в эту сферу семейно-бытовые или иные личностные аспекты жизни. Человек, совершивший проступок мораль­ного плана, подлежал немедленному партийному наказанию, вплоть до исключения из партии, автоматически лишаясь определенных привиле­гий, которыми пользовались коммунисты в сравнении с беспартийными членами общества. Более того, руководящему работнику грозило отлу­чение от ответственного поста и утрата исключительного социального статуса. Подобная регламентация, во-первых, обеспечивала высокий уровень исполнительской дисциплины, и, во-вторых, ограничивала воз­можность должностных злоупотреблений.

Проведенные в феврале 1990 года масштабные опросы в городах СССР, в том числе и в Алматы, показали, что надежды на улучшение экономического положения в стране в ближайшие годы выразили только 10%, на нормализацию межнациональных отношений - 14%, на укреп­ление авторитета КПСС как силы, способной возглавить перестройку и обеспечить ее успех, - 17%. Сложившиеся реалии уже явно указывали на неспособность КПСС руководить обществом, на исчерпание ею сво­их внутренних возможностей. Партия дошла до критической черты.

Рабочая поездка Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в Кокчетавскую область, 1990 год

Рабочая поездка Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в Кокчетавскую область, 1990 год

Несмотря на отдельные «благополучные показатели», ранее латент­ные признаки надвигающегося кризиса советской общественной системы стали настойчиво проявляться в падении промышленного производства, реального уровня жизни казахстанцев, в росте социальной напряженнос­ти общества, резком сужении социокультурной сферы и т.д. Финансиро­вание по «остаточному принципу» социального сектора привело практи­чески по всем его составляющим, будь то здравоохранение, образование, культура, пенсионное обеспечение и др., к усилению процессов дегра­дации. Например, если в 1970 году по республике было сдано в эксплуа­тацию 196 школ с 108,7 тысячами ученических мест, то к 1985 году эти показатели снизились, соответственно, до 134 и 85 тысяч. Аналогичные негативные процессы охватили и здравоохранение, где с каждым годом меньше вводилось в действие больниц, амбулаторно-поликлинических учреждений. Количество сданных под ключ кинотеатров в 1986 году по сравнению с 1970 годом сократилось на треть, клубов и домов культуры в два раза. Не лучше дела обстояли и с дошкольными учреждениями. Подобная тенденция сокращения ввода в действие объектов социокуль­турной сферы еще более усилилась в последующие годы.

К середине 1980-х годов Советский Союз под воздействием несколь­ких глобальных и внутренних процессов геополитического, информаци­онно-технологического, социально-политического и экономического ха­рактера столкнулся с жесткой необходимостью кардинальных перемен.

Ключевым событием середины 1980-х годов явилось избрание в марте 1985 года на пост Генерального секретаря Компартии Советско­го Союза Михаила Сергеевича Горбачева, человека новой политической генерации.

ГОРБАЧЕВ Михаил Сергеевич (2 марта 1931 г.р.) — советский и ми­ровой политический и общественный деятель. Генеральный секретарь ЦК КПСС с 11 марта 1985 года по 24 августа 1991 года, президент СССР с 15 марта 1990 года по 25 декабря 1991 года.

В 1985 году в СССР был взят курс на ускорение социально-экономи­ческого развития страны, перестройку всех сторон жизни общества на основе реализации демократических принципов, гласности и признание «человеческого фактора».

Историческая справка

Перестройка
Из книги Дж. Боффа
«История Советского Союза»

На первом же Пленуме Центрального Комитета после его избрания (апрель 1985 г.) Горбачев подал первые сигналы к переменам, сумев сме­нить ряд членов Политбюро и выдвинув первые лозунги, нацеленные на то, чтобы стимулировать утраченный страной динамизм и вывести экономику на путь большей эффективности. Вместе с тем ни в тот мо­мент, ни на протяжении нескольких последующих месяцев не возникало впечатления, что его намерения сильно отличаются от тех осторожно реформистских замыслов, которые были продемонстрированы некото­рыми его предшественниками, и в особенности Хрущевым и Косыгиным: повысить функциональность и продуктивность советской государствен­ной машины, не меняя радикально ее облика. Одновременно, впрочем, на­чинало расползаться сомнение насчет возможности реализовать подоб­ные замыслы.

Очень скоро - хотя здесь и не место для точной хронологии - можно было констатировать, что программы Горбачева куда более радикальны и честолюбивы. В самом деле, подход самого Горбачева и его наиболее близких сотрудников, которых он собрал вокруг себя, характеризовался тем, что они задумали не частные, задевающие отдельные отрасли, но глобальные перемены. Речь шла о том, что мало изменить функционирова­ние лишь одной какой-то сферы жизни общества, сколь бы определяющей она ни была, например экономики, но необходимо совершить крупные но­вовведения всюду и везде. Реформы, короче говоря, должны были охватить все общество во всех его аспектах.

В горбачевских аналитических построениях, которые постепенно при­обретали все большую точность, с четкостью определился и тезис о том, что общество, чей облик предстояло радикально изменить, было тем са­мым обществом, которое сформировалось в 30-40-е годы, когда оконча­тельно утвердилась деспотическая власть Сталина и получили практи­ческое воплощение его концепции. Тем самым проблема сталинизма и его наследия впервые ставилась во всем своем объеме.

Можно констатировать, что за считанные годы не осталось такой области советской общественной жизни, которую бы миновали бурные шквалы реформ: внешняя и внутренняя политика, общественные отно­шения и хозяйственные механизмы, законы о собственности и о плани­ровании, пресса и школа, избирательная система и функционирование выборных органов, идеология и вся сфера культуры, .межнациональные отношения и отношения между государством и различными религиоз­ными сообществами, взаимоотношения со странами - союзницами по Варшавскому Договору и со странами Западной Европы и Северной Аме­рики, с Китаем и государствами «третьего мира» — все было охвачено процессом перемен. Бессмысленно составлять их подробный перечень. Цель состояла в том, чтобы обновить все, потому что все слишком дол­го было неподвижно.

Но если замыслы Горбачева уже очень скоро доказали - по крайней мере для наиболее внимательных наблюдателей - всю свою серьезность и осно­вательность, то воплотить их было довольно трудно. Да иначе и быть не могло. Подобная программа обновления обязывала всю страну заметно изменить индивидуальное и коллективное поведение. Так или иначе она за­трагивала интересы всех. Она сталкивалась с мощными и укоренившимися структурами сталинского государства. Она опрокидывала официальную идеологию, десятилетиями насаждавшуюся в школах и отстаивавшуюся обширнейшим аппаратом; идеологию, которая в существующей системе признавала один единственно верный образ социализма. Программа обнов­ления наносила удар не только по институтам власти, но и по самому способу ее отправления. Она не могла, следовательно, не вызывать упор­ного и широко разветвленного сопротивления как в верхах, так и в низах, то есть в народе.

Конечно, обнаруживались не только противники. Горбачевские за­мыслы поддерживали все те, кто - в разных социальных слоях и нацио­нальных группах - более других страдал от предыдущего затянувшегося периода застоя, переживая его как подлинное крушение личных и кол­лективных надежд. Действуя сверху, новое руководство поэтому стре­милось одновременно вызвать и движение снизу, способное поддержать

его намерения. Но здесь с неизбежностью возникала другая сложность. Любой переход к демократическим методам в политической жизни, к свободе слова и манифестаций неизменно сопровождается неконт­ролируемым взрывом всякого рода требований: экономических и этни­ческих, политических и профсоюзных. Требования эти не всегда могут получить удовлетворение, тем более все одновременно. Ослабление реп­рессивных зажимов приводит также - по крайней мере в первое время - к проявлениям общественного беспорядка. С другой стороны, позитив­ные результаты перемен сказываются далеко не сразу. В самом деле, ког­да реформы начинаются, старые механизмы перестают действовать, между тем как новые еще не заработали. На фоне этого сложного пе­реплетения проблем, которыми слишком долго пренебрегали, неизбежно должна была разгореться острая политическая борьба, в центре кото­рой остается правительство Горбачева.

Конкретные повороты и события этой битвы - как внутри Советского Союза, так и в международных масштабах - являются частью нашей повседневной жизни. Их дальнейший анализ не может быть целью этой книги, даже если довести наш рассказ до событий самого последнего вре­мени. Для оценок быстротекущей жизни каждый из нас обладает другими средствами и способами. Не историку и не журналисту надлежит произ­нести решающее слово о тех битвах, что кипят и сегодня. В этом случае в каждом из нас на первый план выходит гражданин, человек своего време­ни, который чувствует себя в этих событиях не наблюдателем, а участ­ником. С тех пор как началась горбачевская «перестройка», автор этих строк никогда не скрывал ни своего сочувствия к этим усилиям, ни своей надежды на то, что они увенчаются успехом, ни своего убеждения, что это было бы в интересах нашего общего будущего: людей современного мира, независимо от политических и идейных принципов, исповедуемых каждым из нас. Подобная позиция уже сама по себе есть часть того по­литического выбора, который вправе сделать каждый. В восстановлении минувшей истории этот выбор может черпать поддержку и оправдание. Но история и выбор - это не одно и то же. Долг историка здесь уступа­ет место законным страстям автора книги по истории, который хочет идти в ногу со своим временем, не прерывая служения раз выбранному по­литическому идеалу.

Отсутствие четкого стратегического плана, проявившегося после ава­рии на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года, оказало отрицательное воздействие на общественно-политическую ситуацию в СССР, стало на­чалом дискредитации политики перестройки и ее лидера, в конечном итоге привело к распаду СССР и образованию Содружества Независи­мых государств.

 

Президент Казахской ССР Н.А. Назарбаев и Президент СССР М.С. Горбачев Историческая справка

Назарбаев и Горбачев, Рабочая поездка Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в Кокчетавскую область, 1990 год

Авария на Чернобыльской АЭС — разрушение 26 апреля 1986 года чет­вертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, располо­женной на территории Украинской ССР (ныне - Украина). Разрушение носило взрывной характер, реактор был полностью разрушен, и в окру­жающую среду было выброшено большое количество радиоактивных ве­ществ. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю исто­рию атомной энергетики, как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей, так и по экономическому ущербу. Отдаленные последствия облучения, выявленные за последующие годы, стали причиной гибели сотен человек. 134 человека перенесли лучевую бо­лезнь той или иной степени тяжести, более 115 тыс. человек из 30-кило­метровой зоны были эвакуированы. Более 600 тыс. человек участвовали в ликвидации последствий аварии. Чернобыльская авария стала событием большого общественно-политического значения для СССР.


Дата: 2015-03-10 Просмотров: 7520 Загрузок: 38 Язык: на русском языке

  • X
    Ваше имя:

    Ваш email:


Fatal error: Undefined class constant 'close' in /sites/megamozg.kz/index.php on line 6137